В 1970-1980 гг. во многих странах наблюдался необычный подъём интереса к журавлям. Вместе с моей женой Еленой и Сергеем Владимировичем Винтером, который вёл изучение биологии журавлей в бассейне Амура, мы иницировали создание Рабочей группы по журавлям СССР, объединившей как орнитологов, так и людей далёких от науки. Нас интересовала любая информация об этих птицах. В 1981 году после окончания полевого сезона я возвращался в Москву, ехал в поезде, и в мои руки попала газета «Амурский маяк». В ней была опубликована заметка о том, что в Тамбовском районе у пастуха живут журавли. Охотуправление Амурской области откликнулось на просьбу, предоставило машину, и я тут же отправился в  Муравьёвку. Как не торопился, но опоздал. Утром того дня двух журавлят, ростом почти со взрослых птиц, покусали собаки, и птиц не удалось спасти. Но поездка в Муравьевку была не напрасной. От края террасы расстилались обширные луга, виднелись полоски деревьев, а в лучах заходящего солнца блестели озерки, на которых было много уток. Эта картина не тускнеет и по сей день.

1983 г. Майя Валеева, студентка Казанского университета (стоит), Валентин Ильяшенко, заместитель директора Зейского заповедника, Елена Смиренская и Михаил Калякин (со спины) описывают пуховые наряды птенца

1983 г. Майя Валеева, студентка Казанского университета (стоит), Валентин Ильяшенко, заместитель директора Зейского заповедника, Елена Смиренская и Михаил Калякин (со спины) описывают пуховые наряды птенца

На протяжении ряда лет студенты и сотрудники Московского и Казанского государственных университетов вели здесь наблюдения за биологией и распорядком (бюджетом времени) журавлей, использованием территории, реакцией птиц на людей и др. С помощью цветного мечения и спутниковых передачиков удалось выяснить, что журавли, гнездящиеся или останавливающиеся здесь на отдых, летят зимовать в район японского города Изуми. Было удивительным то, что, хотя на полях работала техника, а на лугах паслись сотни коров, и нередко можно было видеть и людей, численность журавлей и ряда других птиц на этих землях оказалась много выше, чем в заповедниках. Разгадка оказалась проста – мозаика из заболоченных лугов, безопасных для гнездования и отдыха журавлей, полей и пастбищ, где было больше доступного корма, создавала очень привлекательные условия обитания.

Режим существовавшего областного заказника не обеспечивал необходимых условий для защиты от браконьеров, беспокойства, пожаров и др. И, несмотря на высокую численность, успех гнездования был низким. Создание заповедника требует многочисленных согласований, на что уходят годы, а то и десятилетия. Начавшиеся осушение заболоченных участков, а также раздача земли индивидуальным пользователям требовали безотлагательного решения. К тому же, статус заповедника, исключающий хозяйственную деятельность, означал потерю рабочих мест для местного населения и лишал журавлей и многих других животных важных кормовых угодий. Поэтому появилась идея о том, что нужен принципиально иной подход к «рабочим» землям, который будет привлекательным как для природы, так и для людей. Но потребовалось несколько лет, прежде чем сложились условия для осуществления этого подхода.

1995 г. Даурский журавль, помеченный спутниковым передатчиком

1995 г. Даурский журавль, помеченный спутниковым передатчиком

У экологов Благовещенска и Москвы предложение о создании территории устойчивого природопользования не вызвало интереса. Комментарии были сходны — силы и средства нужно направить на то, чтобы изолировать территорию от влияния людей, а не на изменение этики взаимоотношений с природой и адаптации практики хозяйственного использования территории. Еще более агрессивным было отношение к предложению о негосударственном статусе территории, поскольку считалось, что данный подход предлагает передать государственные ООПТ в частные руки. Много было и других, не менее «мудрых» толкований.

Первым идею принял Джордж Дэннер, который, будучи фермером, сам искал возможности улучшения продукции, качества окружающей среды и создания благоприятных условий для диких животных в сельскохозяйственных угодьях. Благодаря ему удалось сформулировать первые положения проекта, и в последующие годы Джордж оказывал постоянные консультации и помощь в развитии сельскохозяйственной программы. Джордж Арчибальд, основатель, и Джим Харрис, вице-президент Международного фонда охраны журавлей, приняли идею, начали и продолжают оказывать парку разнообразую поддержку. Нас поддержал и Международный Социально-экологический Союз (МСоЭС), который взял на себя всю ответственность за проект.

В СССР государство могло передавать сельскохозяйственные и иные земли в бесплатное пользование, но сохраняло право собственности на землю. В начале 1990-х годов была начата приватизация земель. В это время Тамбовским районом руководил неординарный человек – А.Н. Суровегин. Сначала он пришёл в замешательство от предложения передать  тысячи гектаров заболоченных (бросовых) угодий для создания парка, но быстро разобрался в сути предложения. К созданию парка в дальнейшем были причастны многие люди как в Амурской области, так и за её пределами, но во многом благодаря Александру Николаевичу МСоЭС была предоставлена запрашиваемая территория.

1995 г. Линный даурский журавль, отловленный для мечения с помощью вертолёта. Линный - этот тот, у которого выпали (это случается не каждый год) первостепенные маховые перья, и птица около месяца не может летать. Но бегает по болоту, как страус по саванне, так что бегом не догнать

1995 г. Линный даурский журавль, отловленный для мечения с помощью вертолёта. Линный — этот тот, у которого выпали (это случается не каждый год) первостепенные маховые перья, и птица около месяца не может летать. Но бегает по болоту, как страус по саванне, так что бегом не догнать

В те годы многие организации, вовлечённые в социальные вопросы, охрану природы, науки, культуру обращались за поддержкой в международные фонды. Нам также нужна была поддержка для реализации предложения, но в письме Норитаке Ичиде, директору Общества Диких Птиц Японии, мы отправили не просьбу, а предложение — о сотрудничестве. В нем мы предлагали оказать поддержку в создании парка, а мы со своей стороны брали на себя обязанность защищать журавлей и других птиц, которые отправляются зимовать в Японию и другие районы Восточной Азии. Это предложение было опубликовано в одной из центральных газет Страны восходящего солнца, и отклик не заставил себя ждать. Текстильная компания POP Group Co Ltd. так же, как и многие другие компании, отмечала юбилей со дня своего основания, но в отличие от большинства предпринимателей, которые тратят средства на «корпоративы», президент компании Такеши Танака предложил сотрудникам выбрать наиболее привлекательный проект и оказать ему поддержку. Они выбрали Муравьёвский парк.

Такеши Танака, президент POP Group Co

Такеши Танака, президент POP Group Co

В конкурсе рисунка, символизирующего проект, выпуске и продаже маек приняли участие все сотрудники. На средства от их реализации мы смогли построить природный центр, в котором уже более двадцати лет ведём образовательные программы, проводим рабочие встречи и осуществили много других проектов. Хотя земля передавалась бесплатно, МСоЭС в 1994 г. смог внести значительную сумму в фонд социального развития района.

В 1996 г. на арендованной земле Международный Социально-экологический Союз учредил Муравьёвский парк – первую в России негосударственную территорию устойчивого природопользования.