Первая Красная книга СССР увидела свет в 1978 г., и в начале 1980-х ещё мало кто знал о том, что множество видов растений и животных оказалось под угрозой исчезновения. Особые опасения вызывало состояние уссурийского (японского), даурского, чёрного журавлей и стерха. Однако об этом, а также о том, что эти виды гнездятся или останавливаются во время миграций на отдых в Муравьёвском заказнике до публикации заметки в районной газете не знали ни сотрудники областного охотуправления, посещавшие эту территорию, ни орнитологи. Неудивительно, что никаких мер охраны в отношении редких видов не предпринималось. В отличие от горе-охотников, которые гордились тем, что им удалось отстрелять в Муравьёвке последних дроф, местные жители журавлей специально не обижали, но и заботы не проявляли. Пастух, который несколько раз ловил журавлят, даже не знал, что он нарушает Закон об охране и использовании животного мира.

Поэтому в первый же полевой сезон в 1982 г. наряду с исследованиями во время всех встреч с местными жителями на почте, в магазине, библиотеке, автобусе или в школе мы рассказывали о журавлях, о неблагоприятном влиянии пожаров, беспривязных собак, куч брошенных на полях удобрений или гербицидов, а также говорили о важности заболоченных угодий для журавлей. На следующий год Майя Валеева, студентка Казанского государственного университета, нарисовала первые аншлаги и продолжала дарить парку свои работы и после его создания.

Майя у аншлага подаренного парку

Майя у аншлага, подаренного парку

Один из них был установлен около заказника и простоял не один год. Другой местные жители утащили для собственных, куда более важных нужд – железо уж было больно хорошо.

В 1992 г. совместно с Международным социально-экологическим союзом и при поддержке Международного фонда охраны журавлей, Общества диких птиц Японии, комитетов экологии Амурской области и Хабаровского края, мы провели на борту теплохода «Василий Поярков» международную встречу «Журавли и аисты Амура». Участники из Москвы, Якутии, юга Дальнего Востока России, Украины, Китая, Японии, Гонконга, США, Канады смогли во время десятидневного плавания вверх по Амуру от Хабаровска до Поярково обсудить задачи сохранения уникальной природы Амура, повстречаться и поделиться с жителями сёл своим восторгом и переживаниями о природе Амура.

Участники встречи вместе со школьниками с. Екатерино-Никольское

Участники встречи вместе со школьниками с. Екатерино-Никольское

Эта встреча вызвала огромный интерес у местных жителей, ученых и официальных лиц Хабаровского края, Еврейской автономной и Амурской областей. Благодаря публикациям в популярных журналах о встрече и обсуждавшихся на ней вопросах состоялось международное «открытие» Амура. Писатель Питер Маттиессен после этой встречи немало лет собирал материал о журавлях и опубликовал книгу The Birds of Heaven («Птицы Небесные») — одно из наиболее известных художественных произведений о журавлях.

4

Всё это дало толчок разнообразным проектам изучения и охраны бассейна Амура. В те годы в заповедниках имелись небольшие музеи, в которых рассказывали о природе, показывали чучела животных, гербарии, но сама природа охраняемых территорий оставалась для посетителей недоступной. В 1990-е годы в Амурской области экология была включена в число основных школьных предметов. Такой подход был передовым (помимо Амурской его практиковала в России еще только одна — Нижегородская область) для формирования системы взглядов в регионе, где сочетались богатство природы и масштабное использование природных ресурсов. Школы давали системные и глубокие, но по большей части книжные знания. Поэтому нас интересовала возможность организации дополнительных занятий для знакомства школьников, студентов, учителей и сотрудников заповедников с живыми обитателями, функционированием сообществ, влиянием различных факторов в естественной обстановке.

В первый год у нас не было средств, не было сотрудников, не было помещений для занятий, не было условий для ночлега. Мало кто разделял наше убеждение в том, что просвещение должно стать одной из главных программ деятельности парка. Ведь кто может гарантировать, что, повзрослев и начав работать в промышленности, на лесозаготовках, выпускники смен вспомнят освоение заболоченных угодий и будут отстаивать этику взаимоотношения с природой. Да и когда участники смен еще подрастут, и кто будет учитывать их мнение? Лучше принять на работу егерей, чтобы никого не пускать в парк.

Но мы не стали дожидаться с началом программы до той поры, когда будут решены все материальные вопросы. К счастью, на помощь пришёл Джим Харрис, вице-президент Международного фонда охраны журавлей.

Слева направо Елена Смиренская, Джим Харрис и Ирина Мариковская, корреспондент ГТРК АМУР

Слева направо Елена Смиренская, Джим Харрис и Ирина Мариковская, корреспондент ГТРК АМУР

Он убеждённый сторонник того, что журавлей и болота можно сохранить, не отторгая, а вовлекая жителей в их охрану. В 1994 г. —  уже через два месяца после заключения договора об аренде земли (до учреждения Муравьёвского парка оставалось ещё два года) — программа экологического просвещения была начата.

Мы обратились в организацию Earth Watch, которая привлекает волонтёров к научным исследованиям в разных уголках мира во время учебных каникул. Для большинства преподавателей — это возможность отвлечься от школы, подготовки к занятиям, уроков и учеников. Экспедиции также позволяют приобрести новые знания, навыки, которые разнообразят занятия данными, полученными непосредственно с передовых рубежей науки.  И, конечно же,  многим интересно узнать о новых странах и местах, недоступных обычным туристам. На предложение сразу же откликнулись учителя штата Нью-Джерси, но их глаза потухли, когда мы сказали, что на Амуре им придётся делать то же самое, чем они занимаются в школе – преподавать, а до поездки ещё продумать и подготовить программу и детали занятий, приобрести и привезти всё необходимое для этого оборудование и материалы. Но после презентации проекта и расспросов все, кто присутствовал на встрече,  решили участвовать в этой поездке.

Анатолий Коваль

Анатолий Коваль

Дело оставалось за немногим – подготовить условия для приема участников. Выбранный для устройства лагеря участок представлял труднопроходимые заросли полыни и кустарников. Менее чем за месяц нужно было расчистить площадку, установить маленькие, видавшие виды палатки, построить туалеты, душевые, навес для кухни и притащить издалека старый вагончик, который и все последующие годы использовался в качестве опорного пункта, оповестить школы, найти поваров, транспорт и решить множество других «мелких» задач. Со всем этим удалось справиться благодаря посмощи Комитета экологии Амурской области и его руководителей Анатолия Трофимовича Коваля и Альбины Александровны Воропаевой, администрации Тамбовского района, а также тех, кто старался сохранить природу Амурской области: Юрия Дармана, Сергея Дружина, Игоря Саковича, Василия Фокина, а также приехавшего для прохождения практики американского студента Питера Хоффмана.

Альбина Воропаева, справа учителя Галина Григорьева и Елена Палёная

Альбина Воропаева, справа учителя Галина Григорьева и Елена Палёная

В первые дни амурские школьники и учителя держались настороженно и скованно. Кто знает, чего ждать от приезжих, которые ведут себя неподобающим образом – общаются со всеми как с равными, всё время улыбаются (Фото 11), затевают игры, первыми лезут в воду и отправляют детей за улитками и прочими обитателями болот. Бррр! Но занятия оказались на удивление разнообразными и захватывающими, ответы на сложные биологические вопросы удавалось получить в ходе неизвестных ранее занимательных игр. Так что вскоре нельзя было отличить, где ученики, а где учителя, и у всех глаза горели от интереса к происходящему.

Так было положено начало ежегодным международным сменам, которые проводились в парке на протяжении двадцати двух лет. Они помогли не только школьникам. Учителя области и, в первую очередь, Тамбовского района получили уникальную возможность овладеть методами интерактивного дополнительного экологического образования, которые и сейчас не доступны многим.

Этот опыт придал уверенность в том, что многое возможно, если есть ясное понимание целей и задач. Профильные смены оказались эффективной, но далеко не единственной формой экологического образования парка – смотрите другие разделы.